Положа руку на сердце-3

А теперь самое смешное. Картинка из двух предыдущих постов и впрямь имеет непосредственное отношение к книжке, которую иллюстрирует.

Эта шокирующая новость взорвала рунет! Готическая молодежь пляшет по трупам!

Положа руку на сердце

Боян, поди, но удержаться не могу. Угадайте вот, обложку какой классической книжки, выпущенной крупнейшим российским издательством, украшает эта замечательная картинка?

(Кто знает, не подсказывайте).

А кому мать красна


Эту книжку рекомендует Сергей Лукьяненко. Сюжет: Дарт Вейдер приземляется в самый что ни на есть 41-й год, подумав, берет сторону СССР — и Галактическая Империя локоть к локтю с Красной Армией идет на Берлин.


Тут примерно то же самое, но без громких имен сэра Грея и Дара Ветра.

Обе книги выходят прямо сейчас. Таких книг — ровно таких, ровно с такими обложками и содержанием, — в России издается штук двадцать в месяц.

Этот взгляд словно высший суд для ребят, что сейчас растут.

Что вымени тебе моем

Роман Алексея Иванова «Комьюнити» занимает 10-ю строку в рейтинге продаж раздела «Российская проза» книжного магазина «Москва».
Роман Алексея Иванова «Псоглавцы», продолжением которого, как известно, и является «Комьюнити», занимает 22-ю строку в том же рейтинге.
Роман Алексея Маврина с тем же названием (да что там — просто первое мистификационное издание того же романа «Псоглавцы») занимает в том же рейтинге 117-е место.
Это к слову об издательских играх, паспортных данных, золотовалютных запасах и времени менять имена.

UPD. Хорошая статья Марии Галиной на эту тему: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2012/6/g23.html

А и б не говорить

Не могу удержаться — еще один кусочек из четвертого тома писем Стругацких.

Из беседы Бориса Стругацкого с люденами:
— Но как же? Вы же говорили, что надо бить! "Непременно надо бить суку".
— Да! Это было… Это лозунг тех времен, когда сука могла испортить издательский процесс. Вот так бы я сказал. Сейчас — пишет Топоров, не пишет Топоров — книги издаются, издатели рвут книги из рук. Ну и пусть пишет.

Забавно, кстати, как видоизменилась известная цитата. Правда, к ней автор с самого начала относился с откровенной опаской. Девять лет назад я даже спросил Бориса Натановича в оффлайн-интервью:
— Почему в одном и том же тексте одна и та же инвектива пишется то в цензурированном варианте – с отточиями, то в нетронутом виде. Конкретно: сначала «Б… надо п…чить», а потом вдруг и бля, и полный вариант, – причем неоднократно. Это как-то объясняется или недогляд редактора, например?
Он ответил:
— Откровенно говоря, я уже не помню, почему так получилось. Могу только гарантировать, что редактор тут ни при чем. Наверное, дело в том, что приведенная Вами фраза уж очень непристойна, что касается слова на «Б», то оно, кажется, скоро станет снова вполне цензурным (каким и было триста-четыреста лет назад).

Не их собачье дело

Вторую неделю с наслаждением читаю заведомо раритетный том переписки братьев Стругацких. Как всегда, дико интересно, весьма поучительно, вообще как перчаточка на душу — хотя и весьма грустно. Семидесятые ведь, самый мрачный для братьев период. И тут вдруг:
"Дорогой Аркаша! Для чего же ты зовешь меня мудаком? Только турки да жиды зовут меня мудаком. Не называй меня мудаком, брат." (Ну и ниже, натурально, сноска с цитатой из Гоголя — академическое издание как-никак). А на следующей странице уже Аркадий сообщает: "Французы для "Парня из преисподней просят фото и наши биографии. Биографии я послал в задницу, не их собачье дело, а фото даю. <…> Письмо твое получил, но в том, что ты — мудак, не разубедился. Ладно, об этом при встрече".
Ржу вот сижу чего-то.

Натуралист, наверное

"Я смотрю на этого парня, а он смотрит на меня, и я начинаю его ненавидеть, и он меня ненавидит тоже — потому что он вообще всех ненавидит. И эта улица, которая уходит в никуда, заставляет меня думать, что он зовет меня куда-то в собой… и там он непременно меня прикончит и продаст мою душу дьяволу за пять или шесть долларов.

Либо это биография какого-то комика, либо руководство по поимке педофилов в своем районе… Самая дикая вещь, встреченная мной за много недель, — когда я на нее смотрю, у меня такое чувство, как будто моя мошонка в панике пытается укрыться где-то в районе легких. Не могу больше про нее думать — надо срочно ее убрать с экрана!

Биография серийного душителя котов. Да нет, я пошутил, я уверен, он котов не душит — видно же, что он их любит. Наверное, философ или известный литератор — он выглядит как тонко чувствующий человек, мыслитель — критик, может быть?

Вопросительный знак в заголовке заставляет думать, что в книге задается вопрос: правда ли все эти тексты были действительно написаны именно им?"
http://www.afisha.ru/article/book-covers/

И снова книжный спецвыпуск "Афиши" — на сей раз совсем смертельный номер: арт-директор американского издательства Penguin, не знающий ни буквы по-русски, мощно использует метод доктора Р.С.Каца. Он анализирует обложки Марининой, Кинга и Пелевина, заодно пытаясь угадать, про что, собственно, книга.
От-т-ч-чень мило.

Право четвертой руки

"У меня с авторами сложились такие отношения, что порой мы обсуждаем идею книги еще до ее написания. А иногда, если речь идет о так называемом нон-фикшне, я эту идею и придумываю. Близкий пример тому — книга Александра Кабакова и Евгения Попова «Аксенов»."

"Потрясающий роман Александра Иличевского «Перс» мы с ним буквально кроили в четыре руки… Трудно шла книга Александра Терехова «Каменный мост». Роман сложный, нагруженный такой, с первоначальным объемом 50 авторских листов. Сталинское время, девяностые, огромный материал, который автор собирал десять лет. Конечно, ему хотелось сохранить все, а я предлагала сокращения, и, соответственно, нужно было все перекраивать, менять внутреннюю динамику текста. Непростая была работа. По-моему автор до сих пор переживает «утрату» и то, что название заменили. Роман изначально назывался «Недолго осталось»."

Проханов как раз писатель советской школы, который, очевидно, рукописи диктует. Они все гигантские, с повторами и опечатками. Он привык к тому, что было в советские времена, когда из его аморфного текстуального куска с героями и композицией делался абсолютно читабельный текст. И с этим романом <«Господин Гексоген»> был просто прыжок в воду — я ковырялся с ним три месяца, сократил его на треть, придумал финал, где Путин превращается в радугу (вытащил этот фрагмент текста из черновика, из какого-то битого файла), и попробовал сделать из большого романа политический детектив… Похожая история была с «Чертовым колесом» Гиголашвили. Он назывался «Ломка», и его никто не хотел издавать — наркотики, гигантский объем. Роман был сокращен где-то на 20 процентов и из-за этого получился более жанровым."

"Мой коллега Александр Иванов придумал эпиграф к роману «Лед» Сорокина. Мы совместно придумали название романа «Санькя», который первоначально назывался «Дорога в декабре». Название — это очень важно; думаю, что у «Дороги в декабре» никакого светлого будущего не было бы. Очень долго и не очень удачно придумывался финал романа «Одиночество-12» Ревазова."

Это из выступлений видных издательских редакторов все в том же спецпроекте "Афиши": http://www.afisha.ru/article/best-editors/

Забавно: базовые тезисы героев за редкими исключениями выглядят совершенно бесспорными и здравыми, но конкретные примеры конкретных произведений конкретных авторов конкретно обескураживают. Причем сам я чужие газетные тексты всю жизнь редактировал именно так — но так то ж газета. А с книгами, мол, все должно быть иначе. Это ж, мол, литература. Искусство, мол. Впихивание башки в дырку небосвода, мол.
Хорошо все-таки быть сбоку.

Четвертый том писем Стругацких выходит в Волгограде

«Стругацкие. Материалы к исследованию. Письма, рабочие дневники. 1972-1977» Составители С.Бондаренко, В.Курильский — Волгоград, ПринТерра-Дизайн. 2012. 670 стр, вклейка 16 л., ISBN 978-5-98424-145-8. …

http://fantlab.ru/blogarticle18774

Превосходный проект, застопорившийся в недрах гиганта по имени АСТ, будет продолжен усилиями энтузиастов — по подписке.
Не знаю, будущее это издательского бизнеса, аппендикс или спин-офф, но меня подобный поворот абсолютно устраивает.
На всякий случай еще раз: проект совершенно великолепен. Истово советую всем, кто в теме.