Договор дороже

Официальное сообщение
Издательский дом Мещерякова планирует до лета выпустить в свет роман Шамиля Идиатуллина «За старшего».

Неофициальные пояснения
Издательский дом Мещерякова решительно вошел в историю отечественного книгоиздания и в библиотеки правильных читателей, наладив выпуск ошарашивающе качественных, красивых и где-то даже волшебных книг, детских и классических. Речь не только о состаренных якобы томах (лично я от этой мульки не в восторге, но народ прется), но и о гипериллюстрированных сказках, о шикарной серии детского научпопа (один Лёвшин чего стоит), о Бидструпе и Рэкхеме, и отдельно (лично для меня) – об издании «Медвежат» Калмыкова и долгожданном переиздании «Ябеды» Семенова. Ну и о куче всего другого, от винтажных блокнотов с открытками до Лавочек детских книг, придуманного умело и с любовью. По сути, ИДМ стал маркетмейкером, создавшим отдельный сегмент книгоиздания и книготорговли – и в этот сегмент устремились многие.
В этом году издательство во главе с Вадимом Мещеряковым, как я понял, решило раздвинуть рамки сегмента. Оно уже запустило серию современной подростковой прозы, в которой выходит, помимо прочего, «Мертвец» Веркина — роман четыре года назад был признан типа лучшей подростковой книгой (второе место в последней «Заветной мечте») и с тех пор ждал издателя. Дождался.
И я дождался. Потому что еще ИДМ намерен вплотную взяться за взрослую литературу. Он уже анонсировал такого «Азазеля», что даже я, к Акунину совсем равнодушный, остро эту книжку захотел. Он объявил об издании детективов Свечина. И на подходе, если мои источники не шутят, запуск оригинальных серий остросюжетной прозы, фантастики и вестернов.
«За старшего», по сути, открывает первую серию.
Роман, понятно, написан не под серию и не сейчас – хотя и собирается выйти через пару месяцев после второго «Убыра». Я, как известно, книжки леплю медленно, хотя определенная динамика очевидна. Первый роман ваялся пять лет, второй немногим меньше, зато дальше понеслась. И, в общем-то, имелись шансы торопыгой не выглядеть. «СССР™» был написан и должен был выйти в 2009-м, «Убыр» — в 2010-м. «Варшавский договор» я закончил к Новому 2012-му году. Но «Азбука», а следом и иные издатели сочли текст шибко умным, а интригу чересчур запутанной. И я уже было отчаялся – но, к счастью, встретил издателя, который не боится умных запуток. Зато недолюбливает устойчивые выражения из идеологических словарей – оттого и посоветовал переименовать роман. Я не спорил. Исходная версия названия была мотивирована, честно говоря, почти произвольно, а новая изначально держалась в рукаве.
В любом случае, пока мне кажется. что «За старшего» — это лучшее, что я написал.
В любом случае, выход книги избавит меня от зарока не связываться с прозой, раз она такая невостребованная.
В любом случае, ИДМ не сделает из «За старшего» кунштюк типа «Азазеля» или «Алисы» — но издаст так, что будет радостно и автору, и читателям.
А дальше пойдет работа сериями, лютым потребителем которых я неминуемо стану.
Это ли не счастье.

Икона кровавой капиталистической цензуры

Конфликтная комиссия livejournal таки прикрыла журнал Юрия Гаврюченкова за рекомендацию изощренному МТА. Подцензурных слов для комментариев у меня нет, потому просто сообщаю, что теперь Юра называется bloody-icon.

Непрерывный суицид для меня

Не уверен, что доблестная конфликтная комиссия не закроет этот пост, но удержаться не могу.

Упомянутая конфликтная комиссия livejournal блокировала две записи в блоге редактора издательства «Крылов» Юры Гаврюченкова. Поводом для этого стали жалобы неких обиженных персонажей, мощные тексты которых Юра глумливо процитировал. История длинная, забавная. но сейчас речь не о ней, а об основаниях, по которым закрыты посты. Первое, само собой, «нарушение авторских прав другого человека». Второе, внимание: «Нам стало известно, что в своей записи Вы опубликовали инструкцию о том, как совершать самоубийство.»
Все сразу угадали, как выглядит инструкция?
Бинго. Повторяю вслед за Юрой: аффтар, убей сибя ап стену.
Подробности тут: http://gavrioutchenkov.livejournal.com/234482.html

Гарри Поттер и проваленный конкурс

Великолепная переводчица Екатерина Доброхотова-Майкова рассказала в комментариях к своей колонке в "Лаборатории фантастики" примечательную и много объясняющую байку «Как я однажды чуть не стала переводчиком Гарри Поттера» — и разрешила вынести ее за пределы сайта ("со всеми оговорками, что это байка").
Тема переводов "Гарри Поттера" в свое время оказалась для меня актуальной — поэтому оговариваюсь и выношу.

"Это лучше бы рассказывать в лицах со вставными новеллами, но коротко примерно так (я могу где-нибудь что-нибудь напутать, так что считайте, что перед каждой второй фразой стоит «вроде бы»).
Издательство «Росмэн», понимая, что книга очень важная, подошла к делу серьезно: объявило конкурс. Т.е. все желающие переводчики сделали пробный кусок, а издательство выбрало лучшего. Я в то же время переводила для «Росмэна» книгу про грибы и тоже принесла пробу (не ГП, разумеется, а этих самых грибов). И вот три милейших девушки-редактора, очень старательные, изучают мою пробу и не знают, что с ней делать — на что обратить внимание, как по ней понять, годный я переводчик или нет. Ну видимо вот так же они смотрели пробы ГП. Выбрали ту, где интереснее всего была сделана речь Хагрида. А дело в том, что талантливые начинающие переводчики как раз сложные задачи решают лучше простых: каламбуры там сочинить, яркую речь изобразить и все такое. Оранский явно талантливый, только он, кажется, книг раньше не переводил, то есть с ним в таком случае надо было плотно работать, причем опытному редактору, знающему именно специфику перевода с английского.
После выхода книги произошел скандал. Они тут же исправились: стали искать профессионального переводчика, который к тому же согласится сделать быстро. Нашли Литвинову. Литвинова – хороший переводчик и замечательный педагог, я у нее некоторое время училась и очень ей благодарна. Только она к тому времени давно не переводила вообще – видимо, профессиональное выгорание, это бывает. А вот с учениками она коллективно переводила. Для тех лет это не была какая-то особенная халтура, на общем фоне под надзором Литвиновой получалось приличнее среднего. Когда я у нее училась, переводили какой-то сериал про девочек для «Вагриуса». Соответственно «Росмэну» она, видимо, предложила этот же вариант – никто просто не просчитал, что время для таких вещей уже прошло, и пристального внимания такой перевод не выдержит.
Новый скандал. Они решили не повторять старых ошибок, но по-прежнему хотели очень быстро: с минимальным отрывом от сетевых переводов. Поэтому решили пригласить самых великих переводчиков – и разделить между ними. Дальнейший эпизод я знаю со слов Трауберг, но передать ее речь мне слабо, так что только суть. Ей позвонили и предложили переводить ГП. Она очень обрадовалась, потому что ГП нежно полюбила еще до того, как о нем узнали в России. Они назвали срок, она сказала, что сама так быстро не может, но согласилась бы делать вместе с двумя коллегами – своими ученицами. Отлично, ответили ей, половину книги нам будет делать Голышев, половину – вы с ученицами. Подождите, сказала она, это же невозможно, у нас с Голышевым получатся две разные книги. На другом конце провода очень удивились, то есть, кажется, даже не поняли, о чем это. Потом она позвонила мне и виноватым детским голоском сказала, что отказалась, не спросив меня и другую девушку, которую собиралась привлечь, и может это нехорошо, но чтобы мы ее простили, потому что она при всем уважении к Голышеву и любви к ГП не может так работать.
Дальнейшее все знают: делали прекрасные переводчики в темпе, в котором работать невозможно: по десять, что ли, листов в месяц, если не больше. Кто-то из них не скрывал, что соглашается ради денег, чтобы потом на заработанное спокойно переводить любимое за гроши, кто-то, как Майя Лахути, взялся из любви к книге. Получилось – как могло получиться при таких сроках. Ну и плюс еще на каждом следующем этапе переводчики были связаны решениями предшественников. Такая вот загогулина ((("

Культурные итоги 2012 (моя версия)

Книга года: "Облачный полк" Эдуарда Веркина
Фантастическая книга года: "Очень мужская работа" ("Сталкиллер") Сергея Жарковского и Александра Зорича
Детская книга года: "Лето разноцветно-косолапое" Павла Калмыкова
Издание года: два тома переписки Стругацких, изданные сверхмалым тиражом волгоградской "ПринТеррой" после того, как АСТ окончательно забросил проект
Переиздание года: "Ябеда-Корябеда, ее проделки и каверзы" Александра Семенова
Фильм года: "Хижина в лесу" (The Cabin in the Woods)
Отечественный фильм года: не заметил, к сожалению (по замаху ближе всех были первые пятнадцать минут "Орды", но затем все свалилось в банальность)
Сериал года: Sherlock, второй сезон
Потери года: Туфан Миннуллин, Рэй Брэдбери, Вадим Кузьмин, Борис Стругацкий

Новую музыку, увы, слушать перестал. В порядке компенсации:
Дуэт года: Маркес-Пакьяо-4. Симфония, а не бой

На медведя я, друзья

И еще в издательстве Мещерякова выходит, наконец, великолепная книжка Паши Калмыкова «Разноцветные пионеры» — под малость другим названием, зато в обалденном, говорят, оформлении.
Начало сказки Вадим Нестеров выкладывал здесь и здесь.
Какой хороший день.