Писатель оказался женщиной

Семь (бохтымой) лет назад в «Газете.ру» вышла моя ласковая статья про книги Юлии Латыниной.
Статья, как положено, немножко нашумела и все такое, хотя псевдонимом была подписана из совсем других соображений. Псевдоним давно вскрылся, редакция сменилась, Латынина увлеклась совсем другими видами досуга, но, как выяснилось, непреходящий интерес читателей продолжает вызывать один кусочек из той статьи:
«Оттого часть книжек (писанных, невесть почему, под псевдонимом «Е. Климович» и сопровожденных портретом писательницы, превращенной в мужчину угрюмым фотошопом) была переиздана под другим именем и другими названиями, а другая часть — не была.»
Покажите нам тов. Климовича, пишут нам миллиарды взволнованных читателей.
С удовольствием выполняем эту просьбу.
Continue reading

Нетвиты 2016/3

Студия пирсинга и татуажа «Прокол харум».

Ленин заложил под Россию атомную бомбу, а выложил мотыгу.

Если Nestle, то кто?

Супруга (решительно):
— Завтра я сделаю щи, потому что у меня капуста осталась.
Я (угрюмо):
— А если бы у тебя героин остался, ты бы и из него что-нибудь сделала?
Супруга (еще решительней):
— У меня после голубцов осталась отваренная капуста, я сделаю щи, чтобы она не пропала.
Я (на том же градусе угрюмости):
— А если бы у тебя остался отваренный героин, ты бы из него что-нибудь сделала, чтобы он не пропал?
Дочь (безмятежно):
— Щи героином не испортишь. (подумав пару секунд, с отвращением) Не хочу щи.

Восемьдесят пять — доллар ягодка опять.

Дим Доллар, или Проданный смех.

Супруга напевает:
— Ей каждый готов был свой завтрак отдать, а я ей котлеты носил…
Я подсказываю:
— Дебил. О-о, о-о.
Из комнаты набегает дочь, застывает посреди зала в позе супермена кулаком вперед и ликующе осведомляется:
— Здесь кто-то сказал «дебил»?!

Лавйи. Лавйи. Лавйиксмырк! В очередь, сукины дети, в очередь!

Желтая карточка лидера.

А я League Premier League край гасцінца старога на духмяным пракосе недаспелай травы.
Курс умножения на ноль в двух картинках

Нетвиты 2016/2

— Мне две недели, а я уже старый, — сказал Новый год и заплакал.

Расставил точки Нади.

Туда посылают: "adme", "cont" и другие четырехбуквенные слова рунета.

Воу-воу, баррель, палехчи.

А я правильно понимаю, что "Джеймс Бонд" по-русски будет "Яшка Облигация"?

Все дороги ведут в пос. Рымарево Жердевского района Тамбовской области.

Пара фоток и скриншот

Хоть и седьмой, а дурак

Похоже, у пафосного издательства «Манн, Иванов и Фербер» беда с переводчиками и редакторами. Начал читать книжку «Зачем мы пишем», на двадцатой минуте задумался, зачем мы читаем — спасибо фразам типа «В интервью, которое дала мне Иган, она сказала мне». Бросил. Начал читать книжку «Спасите котика», на двадцатой (проклятый какой-то этап) минуте автор предложил оценить, как «достаточно иронично» звучит логлайн фильма «Крепкий орешек»: «Полицейский приезжает в Лос-Анджелес к своей бывшей жене и узнает, что здание, в котором она работает, захвачено террористами». Узнает, блин.
Не найдя достаточной иронии, полез в оригинал. Там, если переводить тупо и дословно, так: «Коп приезжает в Л.А. навестить жену, с которой разъехался, а здание с ее офисом захватывают террористы». Есть ирония, оказывается, — может, не для всех достаточная, но fairly reek (явно попахивает) — как и обещал автор в оригинале.
Спасибо переводчику, в общем — да и редактору тоже.
«Испортил песню, дур-рак» (с)
Обе книжки, между прочим, от 600 рублей стоят.
Теперь всё, что ли, в оригинале читать?

И прав был капитан: еще не вечер

Крупнейшее издательство страны подобрало аргументы в пользу пиратства, с которыми и спорить почти невозможно.
Пошел строгать деревянную ногу.
http://eksmo.ru/news/publishers/1648136/



Другого глобуса у нас нет

Теперь можно выложить статью, которую я писал для сборника, представленного на церемонии подведения итогов конкурса «Книгуру» и посвященного проблемам читателей и издателей, глобализации литературы в целом и подростковой в частности.

В сезоне «Книгуру» 2012-2013 года лучший представитель зрительского жюри оказался не совсем обычным. Обычным и логичным вариантом наиболее активного и пытливого читателя и где-то даже исследователя актуальной детской литературы, представленной в конкурсе, считается девочка 14-16 лет, живущая, как правило, в одном из российских уголков, богатых библиотечными традициями – проще говоря, там, где детская жажда знаний удачно совпадает со страстью наставника, готового подсказывать и направлять. В этом году счастливым обладателем айфона оказался, во-первых, мальчик, во-вторых, 12-летний, в-третьих, живущий в Германии и вплоть до января 2013 года не особенно любивший читать по-русски.
Победный айфон стал плодом маленькой внутрисемейной дискуссии, по итогам которой русская мама мальчика взялась усовершенствовать свой литературный немецкий, если сын начнет читать по-русски. Начинать с классики, видимо, было страшновато, советская проза также не выглядела вершиной, готовой сдаться начинающему читателю без боя – и тут вполне случайно, но очень кстати проскочила ссылка на «Книгуру». И Вилли начал читать. И увлекся. И победил.
Как, в общем-то, и все мы.
Всеобщая глобализация – явление прекрасное и страшное. Она изменила не только культурный, но и социальный, а то и физиологический ландшафт. Любое желание теперь исполняется по щелчку и почти сразу (с поправкой на «Почту России»). Земля была плоской, потом стала круглой, теперь оказалась маленькой, и все пророки за границей.
Россиянину легко и приятно пользоваться сделанным в Китае американским смартфоном, программы для которого писали индийцы под надзором канадцев, ориентировавшихся на лучшие японские и корейские образцы. Не менее легко и приятно смотреть вышедшую позавчера и уже переведенную серию «Игры престолов», падать в онлайн-стратегию в день ее мировой премьеры или получать перевод английского книжного бестселлера не позднее французов с филиппинцами. Легко, приятно и где-то даже лестно чувствовать себя вершиной пищевой цепочки, вершиной, ради покорения которой весь мир рвет жилы, морщит извилины и раздувает глобальность.
Это, конечно, неправильное ощущение, и объяснять, почему, немножко неловко. И так все знают, что пастух заботится об отаре не из общего овцелюбия, что таких вершин у названной цепочки три пучка на каждый ноготь, и что не бывает вершин без основания — собственного и надежного.
Глобализация хороша, когда площадка отскока хорошая. Тогда идет равная игра, интересная обеим сторонам. А просто воротами, гостеприимно принимающими чужие мячи, быть совсем неинтересно. Никому.
Понятно, что тезис справедлив лишь для ситуации, в которой нас воспринимают стороной. Пока особого повода воспринимать нет.
Для России, элита которой не слишком осознанно, но вполне в освещенном веками временщицком тренде избрала дикарский вариант неглубокого передела, малой добавленной стоимости и обустройства второй родины за морем-океаном, глобализация обернулась сверкающей витриной с лозунгом «Любой каприз за ваши деньги». Культурный сегмент исключения не составляет. Активные россияне читают переводную (а то и непереведенную) литературу, смотрят сериалы (не наши), играют в игры (преимущественно не наши). Наше как-то не котируется (редкие исключения лишь подтверждают правило). Разве что в кухне изменения не столь всесокрушающи, но вполне заметны – «а сало русское едят», правда, с рукколой и васаби. Сами едят и детей кормят.
В помянутом культурном сегменте это особенно заметно. Не только потому, что мама, читающая только иностранное, должна иностранным и ребенка потчевать. Но и потому, что различия между ребенком и взрослым как потребителями культурных ценностей стираются все активнее. Кассу блокбастерам, снятым по откровенно детским комиксам, делают не подростки и не кидалты с гиками, а вполне половозрелые и дееспособные зрители при детях. Они же являются основным пользователем наиболее агрессивно растущих отраслей, заточенных, казалось, под сугубо подростковое мышление, от игр до соцсетей с гаджетами.
В этом есть и позитивные моменты, целая куча: одно сужение извечной щели между отцами и детьми дорогого стоит. Негативные еще более очевидны, но мы не о них, а о книжках.
Если смотреть только в чужую сторону, легко споткнуться. А если смотреть только под ноги, можно налететь на стену.
Проблема скукоживания детского чтения тоже ведь вполне глобальна, и еще лет пятнадцать назад выглядела вполне нерешимой – пока не явился мальчик со шрамом на лбу. Который совершил революцию в индустрии развлечений, франчайзинге и производстве сопутствующих товаров, сделал миллиардерами одну бедную разведенку и несколько сотен миллионеров, сбил с толку легион талантливых литераторов, но главное — показал современным детям всего мира, что буковки на сброшюрованных в тома бумажках бывают интереснее и круче, чем любая игра, кино или двенадцатичасовой вис «В контакте».
Этот фокус мальчик со шрамом проделал даже с российскими детьми, с которыми милостию издателя и переводчиков говорил довольно скверным языком. И дети начали читать – те дети, которые, в принципе, делать этого не собирались. И продолжили. И пусть многие перешли от Роулингс не к Твену с Гайдаром, а к Майер с Крюковой, для детей, воспитанных на стихотворениях самого тиражного детского автора страны Владимира-«У меня есть кукла Барби, золотых волос полна»-Степанова, это удивительное достижение.
Которого мы не дождались бы, кабы не глобализация.
Дьявол в деталях. Глобализация позволяет эти детали обнаружить, отшелушить и сравнить. А потом попробовать использовать полученный опыт. И это самое интересное, конечно. А если воспринимать глобализацию сугубо как сорок тысяч курьеров, которые тащат вам парижский суп забесплатно – то это ожирение мозга в готовом виде. Говорят, не лечится.
Надо лечиться.
Глобальность рано или поздно расталкивает интерес к локальному, и наоборот. Этот путь ложится под ноги раз за разом – и не столь существенно, идет ли речь о литературе, рок-музыке или сериалах. Чужая речь, мотивы и проблемы набухают в городе лозунгом «Давай по-нашему!», а освоение подведомственной территории всегда выливается в вопрос «А что у вас?»
Приятно, конечно, смотреть Олимпиаду, когда наших спортсменов уже повыбивали – душа не болит, можно не переживать, а наслаждаться зрелищем. Но литература – штука, которую лучше все-таки воспринимать пристрастно. Участвовать необходимо, хотя бы по олимпийскому принципу. И болеть лучше за наших.
Я не уверен, что наши победят. Я даже не в курсе того, какая тактика в наших условиях работает лучше: тотальное наступление школами и направлениями или пробивание бреши отдельным паровозом, за которым следуют вагончики – цугом или лавой.
Но я уверен, что найти ответы на эти вопросы поможет «Книгуру».
И такие ребята, как Вилли.

Шамиль Идиатуллин, май 2013

Самиздат для классиков

Лучшие российские фантасты 90-х Андрей Лазарчук («Опоздавшие к лету», «Все, способные держать оружие» и многое другое) и Михаил Успенский (трилогия о Жихаре, а совместно — «Посмотри в глаза чудовищ») так и не дождались издания последней дилогии, написанной года полтора назад для скоропостижно скончавшегося межавторского проекта «Обитаемый остров» — и самостоятельно выложили ее в магазине электронных книг.
http://booksmarket.org/search.html?q=%D0%92%D0%B5%D1%81%D1%8C+%D1%8D%D1%82%D0%BE%D1%82+%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BA%D1%87&x=43&y=8

К творчеству авторов, характерному для последнего десятилетия, я отношусь с уважительным недоумением (см. по тегам «Лазарчук» и «Успенский») — тем более к чесу по чужим Вселенным. Но авторы сильны, профессиональны и честны в любом случае — это во-первых. Во-вторых, дилогия получилась интересной (я пока прочитал только первый роман, отзыв собираюсь писать, освоив второй). И в-третьих — на той же площадке выкладываются все тексты Лазарчука, в том числе ранее в сети не представленные.
Рекомендую.
А вопросы можно напрямую задавать автору — http://urus-hay.livejournal.com/

Не прошел по пяти пунктам

Потом-то главный редактор отдела фантастики издательства «Эксмо» все правильно говорит: «Я посоветую писать интересные, не скучные, оригинальные произведения, герои которых – живые люди, а действие происходит в хорошо проработанных и достоверных мирах. А еще произведение должно нравиться своему автору, и он должен вкладывать в него не только разум, но и душу.» Но это происходит несколькими абзацами ниже вполне исчерпывающего сообщения:
«Нас интересуют только завершенные произведениия объемом от 12 а.л., написанные в жанрах:
1. Фантастический боевик.
2. Боевая фэнтези
3. Классическая фэнтези
4. Фантастический роман про «попаданцев»
5. Альтернативно-исторический роман.»

http://fan-book.ru/news/n/otveti-dmitriya-malkina.html
via

Стало быть, душа автора должна порхать промеж живых людей достоверных миров сугубо в рамках пяти пунктов.
Не читать мне, похоже, фантастики крупнейшего отечественного издательства.

Довести до точки кипения

«АСТ» переиздало роман про Сталинград. Дело хорошее и с учетом надвигающейся премьеры 3D-фильма Федора Бондарчука понятное. Причем все понятно: и что реклама будет оглушительной, и что фильм в целом денег не отобьет, но многим денежку заработать поможет — и почему бы не издателям. Понятно даже, почему издатели поступают именно так, а не по-человечески (да потому же, почему фильм про Сталинград снимает Федор Бондарчук, и главный герой там красавчик фашист, а не невнятно выписанные бойцы и командиры Красной Армии).
В целом все нормально: открывает франшизный поход не Некрасов с Гроссманом, не Симонов с Бондаревым и не Чуйков с Паулюсом, а Александр Золототрубов, честный советский прозаик из флотских офицеров, бывший старший адъютант Буденного и завотделом худлита журнала «Пограничник» с четырьмя десятками книг в библиографии, в основном про службу, войну и полководцев. «Зарево над Волгой» — его последняя книга (был ли издан следующий роман, про Курскую битву, я не знаю).
Издательство сразу отнеслось к роману как рачительный хозяин, не желающий плодить сущностей: по обеим обложкам первого издания, вышедшего пять лет назад, узнать, кто автор, невозможно. Указали на покетбуке, что это роман, причем исторический — и на том спасибо.
s1 s2

Нынешнее издание тоже обули по-разному. И если первая обложка выглядит почти по-человечески (если прищуриться), то вторая — штука посильнее фаустпатрона.
s3 s4

Это серия такая новая. значит. S.T.A.L.I.N.G.R.A.D. И будет пополняться.
Аббревиатура S.T.A.L.K.E.R. вроде как-то неофициально расшифровывается — типа «Scavengers, Trespassers, Adventurers, Loners, Killers, Explorers, Robbers». Следующие «сточкеры» (так с легкой руки, если не ошибаюсь, Андрея Черткова, стали называть коммерческие серии, в основном постапокалиптические, с непременными точками после буковок) на расшифровку, насколько мне известно, не претендовали. И мне не очень интересно, как и кто расшифрует S.T.A.L.I.N.G.R.A.D. (впрочем, спасибо предтече, половина расшифровки уже готова).
Мне другое интересно — у того, кто это придумал и утвердил, в башке ничего, кроме мокроты, никогда водиться не будет?
Выбить бы эту мокроту как-нибудь уже.