Как правильно: Иран или Ирак?

— Как пишется «шофер»? — спросила дочь.
Супруга моя ненаглядная объяснила:
— Так и пишется: «ш-о-ф-ё-р».
Дочь хихикнула.
— А в «Гарри Поттере» неправильно написали.
И продемонстрировала: «Блэк был шафером на свадьбе Джеймса и Лили».

Дать гари до пота

Дочь впервые после затяжной болезни явилась к английской преподше, светясь ярче солнца. Репетиторша отметила:
— Как приятно, когда человек приходит на занятие таким жизнерадостным.
— Так она «Гарри Поттера» успела после школы почитать, вот и радуется, — объяснила супруга-конвоир.
— Так нравится?
— Да, к сожалению.
— Почему к сожалению?
— Ну, мы как-то предпочитали, чтобы она немножко другой литературой увлекалась — да вот не уберегли.
— Не ты предпочитала, а папа, — ревниво заметила беспощадная дочь. — Ты-то в книжках не разбираешься.
Преподавательница подняла брови.
— А папа разбирается?
Дочь вздохнула.
— Папа у нас читалкин.

А читалкин вчера, проклиная себя, других и Объединенное Королевство, купил и приволок домой пять недостающих томов «Поттера». Первые два улетели за три дня.

Стругацкая поттериана

Борис Стругацкий в молодости участвовал в комиссии, проверявшей истинность рассчетов академика Козырева, утверждавшего, что время дискретно, вращающиеся объекты непременно асимметричны, а Эйнштейн не только прав, но и лев. Комиссия и лично будущий писатель зафиксировали ошибочность рассчетов и все такое (невзирая на широту открывшихся горизонтов и горло собственной песни, уже исторгшее построенные на козыревских теориях рассказы). Все это известно и многажды описано. Но только сейчас я узнал (из пятого тома «Неизвестных Стругацких»), что Борис Стругацкий прочесывал выкладки академика не в одиночку, а при помощи коллеги, которого звали Х.Поттер.
Ну, понятно, что никакой это не мальчик с молниевидным шрамом, и даже не Харри, а просто легкоатлет и финский богатырь Хейно Иоганнович (отчеством, очевидно, пригодившийся Григорию Дауге).
Но все равно: как красиво можно было бы размотать историю плавного превращения реальной жизни АБС в сказочную вселенную ДжКР. Объяснив, кто такие на самом деле Волдермоты и прочие неизвестные мне замечательные герои — и с чем на самом деле боролся маленький Харри.
Чому я не сказошник?

Либеральные ценности

В субботу, прочесывая «Ашан» на Рязанке (ТК «Город»), я с интересом изучал динамику цен на последнего «Гарри Поттера», только что выброшенного навстречу публике. В самом «Ашане» книжка стоила что-то под 190 рублей (может, даже 180), тут же были выложены предыдущие тома по демпинговым, я так понимаю, тарифам (первые 3 книжки по 80-90 рублей, прочие на десятку дешевле завершающей части). В лавке «Хорошие новости», расположенной у самых касс «Ашана», за «Поттера» просили 220. В книжном магазине «Букбастер» — 280 (три минуты от касс), а в дивидишном магазине на втором этаже — 330.
Это живо напомнило мне ситуевину с первым «Поттером», утвердившим меня в намерении как-нибудь обойтись без знакомства с самой великой волшебной эпопеей.
Лет пять назад в Казани, где я имел счастье обитать, было три толковых центра книжной торговли – толкучка у автовокзала, Чеховский рынок и супермаркет «Пять звезд» (сейчас, насколько я понимаю, все явки провалены). По этим центрам я и скакал с двухнедельной как минимум периодичностью. И в один из заскоков обнаружил в «Пяти звездах» зеленый томик с кривым мальчиком на обложке. Имена автора и переводчика ничегошеньки мне не говорили (а я с детства на фактор перевода обращаю внимание — и прочитал кучу левоватых книг только из-за того, что толмачами были Голышев, Баканов, Гурова или, допустим, Жданов). Книжка была необычно толстой (в то время детлит издавался главным образом в варианте «обложка толще листового блока»), при этом недорогой – стоила порядка 60 рублей. А детские книжки обычного формата тогда болтались в нише 40-50, за крупный формат торговцы просили от 120.
А я что тогда, что теперь снедаем культуртрегерскими порывами, нацеленными в моих несчастных детей. Очень все-таки хочу, чтобы они читали правильные книги – причем все и вовремя. Поэтому едва заподозрю какую книгу в точечной хотя бы правильности – хоба, и покупаю.
А «Поттера» не купил. Долго листал, обнюхивал — и совершенно не впечатлился. Ни сюжетом, ни слогом, ни диалогами.
Должен признать, что такая воздержанность меня долго изводила: следующие полгода я, заходя в «Пять звезд», нервно косился в сторону нетронутой стопки «Поттеров». Не давала мне покоя загадка: зачем издавать мимо кассы такую толстую и недочесанную книжку? Мысли по этому поводу пару раз толкали меня к повторному перелистыванию (тем более, что я уже вычитал в инете всю правду о статусе книги, недовольстве ее русским переводом и познакомился с началом спивакского варианта, тоже, впрочем, совсем не впечталившего). Перелистывание меня успокаивало – я убеждался, что пусть уж мои дети читают Драгунского, Успенского и Коваля с Маттсоном и Линдгрен, а на скверную проекцию мировой истерии не ведутся.
А через полгода меня, мирно входящего в «Пять звезд», встретила ростовая картонная фигура Гарри Поттера, сопровожденная крупной надписью: «Только у нас! Мировая сенсация – супербестселлер «Гарри Поттер» по специальной цене – всего 125 рублей за книгу!»
И с этого момента стопка «Поттеров» начала таять и к следующему моему визиту исчезла совсем. Народ повелся.
А я перестал беспокоиться и продолжил жить по-старому.