«Служащий» (Hoesawon, A Company Man, «Киллер», 2012)

Застенчивый до угрюмости красавчик считается одним из лучших сотрудников сеульской металлургической компании, которая на самом деле занимается высокопрофессиональными заказными убийствами. Растущую карьеру ставит под угрозу сперва нежелание героя зачищать бывших коллег, потом — знакомство с бывшей певичкой-однодневкой, которую он обожал в детстве. Начальство расстраивается, начинается гасилово.

Типовой качественный корейский боевик: несколько вялая созерцательность и философичность лирической линии компенсируется ураганным экшном, большинство исполнителей пригоже, элегантно и спортивно, сентиментальность с брутальностью пенятся и фонят, и даже слегка чужеродный кусок GoPro в конце раздражает не особо.
7/10

Нетвиты 2019/8

Ты назвал меня сказочным, но ты сделал это без уважения.

Юности честная зеркалка.

А нам все покер фейс.

— Андрей…
— А?
— Я алкач?
— Алкач, алкач.
— Андрей, а ви — ходок?
— Ходок, я ходок.
— Андрей.
— А?
— Валар моргулис.

Если бы Дарта Вейдера не прибили в шестой части, к десятой он оказался бы отцом всех остальных героев.

Раздражаясь, Моцарт переделывал Турецкий марш в Туреттский.

Поскольку российские регионы не называются и не являются губерниями, руководить ими должны областаторы, краяторы, округаторы, республикаторы и пара-тройка городаторов.

Battlestar Galactica, Battlestar Galactica, к нам издалека. Battlestar Galactica, Battlestar Galactica, это облака.

И на старика бывает HoReCa.

Нетвиты 2019/7


Никогда не смотрите на окна второго этажа

Была недурна тобой.

Крикну, а в ответ тишина, снова я останусь одна. Сильная женщина — сильная страна.

Между капитализацией и социализацией нет прямой зависимости. Другое дело феодализация.

Отцы безосновательны.

Аттракцион неслыханной щедрости? Не, не слышали.

Динамическая и статическая типунизация языков.

В дни некоторых национальных праздников ООН переформатируется в C2H5OОH.

Бесславный коннект.

Рос нефть, а выросла газ.

— Вам виски со льдом или с водой?
— Прямые. И подрубите повыше, пожалуйста.

Parent, grandparent, transparent (и не парит, парень).

Привилегирован он теперь. Стало все по-новой там, верь — не верь.

Питал слабость и морил силу.

В царстве теней, в этом мире бушующем, есть только миг, нет ни тревог.

От сессии до сессии живут модели впроголодь.

Жанр: Сказка
Название: «Про белого бы»
Автор: ЧК

Дислексия о международном положении.

К пятой серии авторы обнаружили, что снимать просто не про кого. Пришлось быстренько закругляться.

Околосериальная истерика напомнила.
Мое первое место постоянной работы — ЛВЦ РИЗ КамАЗа, здоровенный зал, в котором полсотни человек вбивали в ЭВМ цифры со здоровенных таких карт со спецификациями деталей. Все, кроме меня, были тетеньками в возрасте от 30 до 50. Пришел я туда в августе 1988 года, как только понял, что поступить на дневное не получилось, так что придется идти на заочку, — и вбивал цифирки до ноября.
В октябре по телевизору начали показывать первую для советского зрителя настоящую мыльную оперу — бразильскую «Рабыню Изауру». Мне больно вспоминать обстановку, в которой неказистому 16-летнему пацанчику пришлось дорабатывать последние недели — но в газету «Рабочий КамАЗа», в которой наконец освободилось место корреспондента, я сбежал с оглушительными счастливыми воплями.
И следующие лет десять обходил по широкой дуге любые сериалы. А от песенки про гурансингарусэ и имен Леонсио и Жануария вздрагиваю до сих пор.

Я обидел его, я сказал: «Капитан, никогда ты не будешь майором.» (с)
Кадры презентации российско-грузинской трагикомедии «Крылатые кошки», финансовую поддержку для которой живой классик Ираклий Квирикадзе на этой неделе запросил в Фонде кино.


(Для полноты картинки стоит помнить о существовании узкой (из одного человека) группы фоннатов моего громобойного дебюта, рассказывающей на каждом углу, что вообще-то на момент написания «Татарского удара» автор был полковником ФСБ).

Замена второй строчки каждого куплета в тексте «Куба, любовь моя» на «Юра, мы все просрали» превращает неказистую песню в трагедию античного размаха.

(тоскливо) Я никогда не научусь придумывать такие препинаки, а люди (наверное) на автомате выдают:
«Жду продолжения с нетерпением !!!!! Так ,,вкусно,, написано,…. давно не ,,погружался,, настолько глубоко в сюжет истории…. После ..Легионера,, прочитал серию ,, Фабрика героев,, — это просто ВОСТОРГ !!!!!»

Я, как известно, дурак выпить.

А вообще обращенный к группе незнакомых молодых людей в кожанках вопрос: «Кто ваша мама, ребята?» — он на какую реакцию рассчитан?

То чувство, когда 21.00.

— Горшочек, не вари, — умоляюще повторила воспитательница.

Для поступления в татарский рэп-класс надо написать сочинение на тему «Эминем эяраткан эҗырчым».


Ты помнишь, как все начиналось?

Будь создатели «Клуба веселых и находчивых» более буквальными и менее привязанными к названию телевизора, сделали бы аббревиатуру не трех-, а четырехбуквенной, и попробовали бы вытянуть немножко денег из коллектива тов. Булсары.

В политической жизни всегда есть место апориям Зенона.
Иронизирующие по поводу «поздравлять избранного президента Украины преждевременно» просто не представляют, как оригинально и мило будет звучать поздравление, допустим, в марте 2023 года, когда оно, допустим-2, наконец окажется своевременным.

15 минут славы могут выпасть кому угодно, а могут обратиться в час, сутки, год, пятилетку если не славы, то капитализации малоликвидных активов. В эти дни малозаметный канал «КВН ТВ» получил шанс конвертировать стратегические запасы видеозаписей, единоличным собственником которых является учредитель канала, в спецпроекты типа «Первое появление будущего президента Украины на ТВ», «Самые смешные и/или глупые шутки, песни и танцы украинского лидера» или «Глава державы шутит про секс» — ради роста аудитории, рекламы, хайпа, ссылок и ради чего там еще работает телевизор.
«КВН ТВ» выдоил шанс досуха. Вчера и позавчера там показывали лучшие игры ярославской и самарской команд, сегодня настал черед сухумской и ереванской.
Возможно, эта телечастота стала единственной в мире, на которой творческое объединение «95-й квартал» и лично тов. Зеленский за последний год не появились ни на миг.

Еще несколько познавательных фото:

Continue reading

Да будет он жив, здоров и благополучен

И тут вспомнились прочитанные в детстве древнеегипетские сказки, в которых каждое упоминание фараона сопровождалось обязательным «да будет он жив, здоров и благополучен». Особенно по-суфийски эти добавления смотрелись в героических концовках типа: «Тогда мальчик повалил на землю фараона, да будет он жив, здоров и благополучен, отрубил ему голову и бросил останки крокодилам, а сам стал фараоном, да будет он жив, здоров и благополучен, и правил долго и праведно».

GoT mit uns

Камингаут: в свое время я ниасилил Game of Тhrones. Ну, бывает, мало ли чо, я и The Walking Dead ниасилил, хотя честно продержался полторы серии. Про GoT тоже помнил, что полторы — и больше, мол, не хочется. И держался этого убеждения до прошлой недели, когда в силу ряда обстоятельств решил мальца подгрузиться в изучение фэнтези.
Фэнтези я, как все знают, ащет совсем не люблю, но надо же сечь хотя бы базовые моменты. С книгой, решил, точно не справлюсь, дай хоть кено посмотрю, ведь можно и на перемотке, тем более, что общие контуры представляю — благодаря и той древней попытке, и белому шуму в СМИ и сетях (Джон Сноу ааа! Красная свадьба ууу! Мать драконов иии!), да и сынишка фоннат.
Вопщим, сел, включил — и сел уже в переносном смысле. Пушто то ли я о прошлом разе вырубался каждые пять минут, то ли мне тогда подсунули адски усеченную версию, в которой, например, стартовая сцена была втрое короче и сразу переходила к карлику в борделе. Ну и, понятно, сюжет, размах и герои оказались совсем не такими, как в пересвисте недослышанного Рабиновича. Такой вполне себе грамотный пеплум плаща и кинжала в золотой стилистике 60-х, но с кишками и сиськами.
В общем, сумел, втянулся, нраитса. Не The Wire, конечно, но родовое сходство очевидно и прям тешит временами.
Теперь надо второй сезон не бросить, а то чот поднадоел к третьей серии.
Глядишь, лет через пять и до чаемого всеми ноне финала дозрею.

Лихие девяностые страницы

В дружеском чате молодые френды попросили назвать самые важные русскоязычные книги 90-х. Все, понятно, оживились. принялись вспоминать Маринину, Незнанского, Пелевина етц, Я тоже примкнул, конечно (интересующиеся найдут список в конце текста), с некоторой оторопью наблюдая, как народ то и дело залезает в фандориану с духлессами и прочие кунштюки нулевых.
А потом сообразил, что уже не только молодежи, но даже тридцатилетним необходимо пояснять очевидные для нас вещи.
Первая половина 90-х — период гипернасыщения пустого книжного рынка, беспрецедентный по размаху, разнообразию, интенсивности и экстенсивности процесса. До 1988 года дефицитом была практически любая (лю-ба-я) книга с лейблом «фантастика» или «детектив». Сколь-нибудь качественных мейнстрим-текстов, кроме штампуемой по кругу классики, это тоже касалось. С 1989 по примерно 1995 год число изданий выросло в сотни тысяч, если не миллионы раз. В дело шло все: и переиздания советских релизов, от «Библиотеки фантастики» и Жапризо до «Анжелики» и «Карлсона», и новые, часто самопальные и преимущественно пиратские переводы — ПСС Чейза, «Пятнадцатые Звездные Войны», Кинг, «Омен» и «Экзорсист», и последыши полуакадемических издательских программ (трехтомник Фриша, многотомник Грэма Грина), и конечно, там- и самиздат: возвращение Аксенова, явление Пригова, коронация Солженицына. Все это во всех возможных форматах, от 100-страничных брошюр, часто на скрепке, тиражом в 300 тыс. и ценой 5 рублей (при советской еще зарплате в 120), до 50-томников с роскошной печатью.
Мощная советская индустрия за этой каруселью не поспевала и тихо дохла. Издательства закрывались, книжные магазины начинали торговать мебелью, зато в обычных мебельных открывались книжные отделы для невписанных в старые схемы дистрибуторов.
Новые российские тексты на этом фоне были и малозаметны, и мало кому нужны. Во второй половине 90-х народ накушался переводами, старьем и скрытой классикой — и на рынок вышли массовые жанры про здесь и сейчас. Они унавозили поле для авторов посерьезней лишь к началу нулевых.
Конец пояснения.
Мой список важных книг 90-х, быстро и навскидку:
«Синий фонарь», «Чапаев и Пустота» и «Generation П» Пелевина, бандитский (про Сазана) и фантастический (Вейский) циклы Латыниной, «Посмотри в глаза чудовищ», «Опоздавшие к лету» и трилогия о Жихаре (Лазачук и Успенский совместно и сольно), пожалуй, «Волкодав» Семеновой, циклы про Пиранью и Сварога Бушкова (последний, правда, не читал, но вроде он выступил натуральным маркетмейкером), ранний Лукьяненко и в целом серии «Звездный лабиринт» АСТ, «Черная кошка» «Эксмо», «Азбука-фэнтези», «Русский проект» «Олмы» плюс отдельно взятый «Локид».

Максим Ковальский (1964-2019)

Максим Ковальский спас меня, взял на работу мечты и терпел больше года, да еще отпускать не хотел, обзывал кочевником, которому лишь бы свалить.
Письма мне он подписывал «Глубоко преданный тобой Максим» и «Всегда открытый к предательству,
Твой Вихорь Чорный». И дарил книги: любовно выискивал по букинистам, воен-политиздат 50-х с названиями типа «Дневник предателя», приклеивал на форзац бумажку «Библиотечка «Власти»» и подтаскивал, сияя.
Он был грандиозным умищем, чудовищным остроумцем, эталоном принципов — алмазной твердости и ясности, — живой легендой и краеугольным парнем. Он всегда пытался понять, как нужно — чтобы не просто точно и четко, а просто тотально, — и всегда точно знал, как нельзя, но частенько плевал на это нельзя с нескрываемым удовольствием. Когда в «Ъ» запретили курение, он вешал на шею табличку «Место для курения» и радостно дымил. Ну и так далее.
Он не считал себя журналистом и удивлялся, как можно писать в ежедневном режиме: а думать когда? — но был гениальным редактором гениального журнала.
Таких больше не будет.
Я не очень умею гордиться разными достижениями, но горжусь тем, что был знаком с Ильичом, тем, что работал с ним и пару раз удостоился «Старик, мерзко признавать, но чего скрывать, написал гениально», — и тем, что успел познакомить с Ковальским своих ребят.
Последнее, в прошлом году, подписал «С уважением и даже любовью,
легенда нулевых Максим Ковальский».
Максим Ильич, мы всегда будем любить тебя.
Светлая память.

Фото © Маша Заливанская

Нетвиты 2019/6


Штаны Montana, ага-ага

Услуга «Трезвый родитель».

Лайфхак: не стреляйте друг друга.

Порой все-таки очень не хватает ГудТраджедиана.

У светских сбственная грдость


Концентрическая пустота

К политическим новостям:
Политика как инсценировка начала «Евгения Онегина»: от «не в шутку занемог» и «уважать себя заставил» до «когда же черт возьмет тебя».

Пошли они все на фейк.

Какой Мурманск, але? После Казахстана и Челябинска идут Оренбург, Екатеринбург или Курган ващет.

Спокойно, Маша, я А.Текслер.

Министр по делам закрытого правительства.


Have Space Suit — Will Travel

Господин хороший Волька ибн деМортша.

Мин бик шат up.

Как об стенку горздрав.

Те лестные наказания.

В связи с нехваткой оружия новобранцы перед отправкой на фронт получали двойной комплект предупреждений.

Отец Федор не только слез со скалы, но и сохранил колбасу, из которой сделал неправильный бутерброд.


Зверская атака с трех сторон


Голова с плеч

Oops, I did it again-6

Добил седьмой роман. 12,7 а.л.
Справился за неполный год, несмотря на постоянные отвлечения на кинопереговоры (не спрашивайте) и авантюрное желание параллельно взрослому тексту писать этнофэнтези для подростков (задавил эту идею из чувства самосохранения).
Планировался упоротый бытовой реализм в постылых современных декорациях, но Остапа, как всегда, тащило в политтриллер. Сопротивлялся как мог, не всегда успешно.
Черновиком, как обычно, остро недоволен, зато собой — вполне.
Надеюсь за месяц довести рукопись до читабельного состояния, а там можно будет выдохнуть.
Ура.