Нетвиты 2018/10

Отучаемся говорить за всех. Судя по первой же фразе, безуспешно.

Входя в «Мой Ашан», будь готов к тому, что тебя и впрямь повезут мыть Ашан.


А хлеб точно помогает от Германа Стерлигова?

— Красава!
— Ça va bien!

Теория шести рукопожатий сломалась на Шиве.

Что в русском дурь, в английском — друг.

Есть многое на свете, друг Горацио, пить малое, и лучше бы во тьме.

Не распространяем, рефлексируем.


Дочь на матче выхватили

Сегодня в Челябинске +20°, завтра +11°, послезавтра +18°. Смышленый читатель, да и любой ненавистник чтения, знакомый с моей персональной везучестью, без особого труда догадается, когда я буду в Челябинске.

Странно: «Музыку для фильма» Науменко написал, а каннский приз за музыку для фильма про Науменко Зверь получил.

Вот так всю жизнь знаешь, что есть дякую, дзякуй и dziękuję, а с другой стороны есть danke и thank you — а уже на пороге счастливой старости до тебя доходит, что вот именно тут нету другой стороны-то.

Не все Брэдбери, но печать хороша:

Пусть Бог вас сохранит от ревеня: ведь тот — чудовище с зелеными глазами.

Слишком многое поставлено на силикон.

Гы. В одном и том же наушнике правым ухом — Лорел, левым — Ены.
(к вопросу о пользе недооперированного слухового аппарата)


Московский Ливерпуль

Супруга рассказывает:
«А я белье гладила, целую кучу. Она только начала уменьшаться, а довольный Нурыч притащил стопку своих дэткоровских футболок.
— Ты мне предлагаешь еще и это погладить?
— (радостно) Нее, я их просто нашел, а гладить не надо.
— Это почему это?
— Мам, мне 16 лет было, когда я их покупал. Они теперь сами на мне разглаживаются.»

And more, much more than this
I did it oy vey.

Неделя прошла под лозунгом «Не могу поступиться принцами».

Ой мамочки

Столкнулся в дверях с милым сынишкой, он такой:
— К Миронову пошел?
Вырастил гада.

Просто вывели меня из заблуждения.

В ЧК и ЧМ мягкий знак не нужен.

Муслим — значит существуем.
Ренат аль-Картези


Я расскажу тебе про Рамадан — слушай

Урок родному языку

Уважаемый френд задался вопросом: «Что плохого в законе, который делает необязательным изучение национального языка в школах национальных же республик?» — и обосновал недоумение рядом тезисов. Ключевых два: «В России есть один язык, он главный. Это русский язык.» — и «Наконец-то приняли закон, который не запрещает что-то, не обязывает, а, напротив, переводит нечто из обязательного в разряд добровольного. Все же логично.»

Я счел необходимым пояснить — сугубо на том же логическо-политическом уровне, не вдаваясь в социальные аспекты, моральные тонкости и отличия между империей и федерацией:
«Это элегантная трехходовка.
Пункт первый — вписываем в Конституцию «республики (государства) в составе России» и гарантируем законами защиту языков народов РФ и право нацмена говорить на родном.
Пункт второй — потихонечку закрываем нерусские школы и факультеты, запрещаем прием экзаменов на местных языках (что тащемта гарантировалось во все советские времена), отказываемся вводить ЕГЭ на языках народов России — но взамен разрешаем республикам объявлять официальное двуязычие с поголовным преподаванием в школах местного языка наравне с русским и требовать языковых скиллов от чиновников. Мол, зачем вам нацшколы и вузы, если и так язык развивается.
Пункт третий — объявляем, что никого насильно нельзя учить неродному языку, если это не русский язык (и немножко английский, немецкий и французский) — и таким образом красиво обнуляем пп. 1 и 2-2. Нацшкол нет, национальных факультетов нет, факультативное обучение родному языку означает смерть родного языка — доказано в последнее десятилетие советской власти.
А если добавить разминочные репрессии: прокурорский надзор за тем, чтобы никто не смел учить языку сверх нормативов, массовое сокращение массово же подготовленных учителей, а также суды с штрафами и угрозами закрытия школ, которые решили (заручившись поддержкой учеников и их родителей) оставить прежнюю норму уроков второго государственного языка — получается даже красивей, чем в сусловские времена.
Странно, что никто не хочет вспоминать, чем те сусловские времена кончились. Боюсь, само вспомнится.»

Меня, естественно, тут же спросили, как быть с теми, кто переезжает из области в нацреспублику — ребенок был отличником, а теперь у него три по нацязыку.

Я ответил: «Последствия переезда — проблема, но частная и решаемая, доказано. А раскол общества на равных и тех, что равнее, — беда, причем общая, причем рукотворная, причем создаваемая на пустом месте — том самом, где в прошлый раз решить ее не удалось, зато удалось накалить до уровня, мало совместимого с жизнью. Тоже доказано, увы.
Если позволите, спорить и дальше обсуждать не буду. Меня попросили, я объяснил так, как понимаю. Далее не хочу и не могу. Больная тема для меня, причем не только и не столько как для татарина. Не то, не так и не тогда натворили.»

Тут тоже спорить не буду, но пояснение свое зафиксирую, раз уж время от времени меня спрашивают про смысл и суть новации.

Ubır kilde — urınnı aldı

Издание дилогии «Убыр» одним томом вышло, вчера приехало на мск-склады, сегодня начинается развоз по магазинам, с той недели, видимо, можно заказывать или ждать подвоза в оффлайн-магазины. «Озон» уже продает, но пока ставит осторожные сроки.

Tatarskie uderzenie

Всем нежданчикам нежданчик: польские татары девятый год издают журнал «Przegląd Tatarski» («Татарское обозрение»), полгода назад там вышла статья «Татарская литература» — преимущественно обо мне, застенчивом, к тому же сопровожденная переводом кусочка моего всесокрушающего дебюта.

Далее слайды
Continue reading

«Отдел»

Алексей Сальников

Игорь, с волчьим билетом вычищенный из полиции за излишнее внимание к гешефтам начальства, после долгих мытарств устраивается в Отдел — учреждение в загаженной котельной под крышей ФСБ с непонятным функционалом и невеликим штатом, составленным из таких же вычищенных за разные грехи службистов. Сотрудники Отдела бесконечно курят, вышучивают друг друга, беседуют о жизни, политике, соцсетях и сварливых женах, заполняют тонны бумаг, за свой счет ремонтируют сортир и время от времени с благословения начальства устраивают масштабные пьянки на рабочем месте. Пьянки призваны снять стресс от очередной бессмысленной и беспощадной операции, которые Отдел проводит раз в несколько недель, уже почти не пытаясь найти объяснение и оправдание свой деятельности — и себе.

Быть может, даже хорошо, что журнальная публикация дебютного романа Алексея Сальникова оказалась почти незамеченной читательской общественностью и критиками. Время для «Отдельного» расширенного издания настало лишь теперь. Теперь, после триумфа «Петровых в гриппе и вокруг него», Сальникова будет труднее обозвать безответственным очернителем, вдохновленным сугубо личной неприязнью к казенной машине насилия. Теперь «Отдел» получил шанс на правильное прочтение — как многослойная история, которая может трактоваться совершенно по-разному. Один читатель увидит в романе умело актуализированную притчу на тему «Мы лишь выполняли приказ», другой — экзистенциальную драму добровольного убийства личности, третий — отчаянно спокойный реализм периода разложения накопленного капитала, четвертый — антиутопию, переосмысляющую классическую американскую и советскую фантастику, пятый — давно чаемый Большой Русский Роман, истово определяющий цену проданной души и слезинки замученного ребенка. И каждый читатель будет прав. Сальников умеет выдавать читателям расширенные права и полномочия. В том числе право на то, чтобы читатель с ужасом обнаружил себя в Отделе и Отдел — в себе.
Жуткая, нужная и своевременная книга.

UPD. Забыл указать, что книжный вариант категорически отличается от журнального: автор написал новый финал (до четверти текста), превратив почти чистую фантастику в более-менее реалистическую, хоть и откровенно экзистенциальную притчу.

Нетвиты 2018/9



Все выше

— Я чувствую себя американским полицейским, — сказала дочь, надкусывая пончик.

Черво Наруто не шукай вечорами.

Сын, с осуждением рассмотрев итоги нападения кошки на блюдце с влажным кормом:
— Жрешь как берсерк.

Казус Телеграма-Роскомнадзора подсказывает, что Воронеж может немножко расслабиться. Зато остальным населенным пунктам Российской Федерации есть смысл напрячься.

Порок-н-поролл.

Никто так и не понял, что в названии «Три тополя на Плющихе» было зашифровано важное донесение резидента ЦРУ.

Первая и пока единственная Монстрация на улице ХейХе. 🙂

Опубликовано Евгением 'Янеж' Жуленёвым 30 апреля 2018 г.

Монстрация оказалась made in China, литературоцентричной и немножечко татарской

Бабушка надвое с дедушкой.

Лично мне так называемый клип некоторого певца напомнил (кроме того, что жизнь коротка и прекрасна, и не след ее вот этим бодяжить) диалог Данилы Багрова с деловитым французским вандалом — про музыку вашу американскую и прочий кердык. Скоро, скоро.

No belle more, or Casus Nobeli.


Сергей Светлаков, спасибо ему, запустил рекламу «Города Брежнева», нацеленную на татарских и тюркских читателей

Явление четвертое. (В Кор)Те же.

Изначально фильм A-Wenger: Infinity War предполагалось посвятить противостоянию команд Арсена Венгера и Алекса Фергюсона.

Единственная моя, множественные твои.
(Песня работников травмпункта, распределяющих первичные обращения)

Далее смешались кони, кошки, крысы Continue reading

Нетвиты 2018/8

Лыжи у печки стоят, месяц кончается март, начался месяц апрель, лыжи наденем теперь.

Угрозу «Будешь у меня пятый угол искать» придумал изобретатель пододеяльника.

Пусть неряхи боятся промывания мозгов. Ряхи не боятся.

Успех сливочной помадки позволил парфюмерно-кондитерскому холдингу наладить выпуск подсолнечной тушки и оливковых душат.

Просто свалочное отношение.

«В «Аэрофлоте» рассказали, почему сняли с рейса Любовь Успенскую.»
Неужто потому что кабриолет подъехал?

К одним паспортам — улыбка у рта. К другим — отношение клевое.

Мирные семейные диалоги.
1. — Он в Кардиффе дерется.
— Это Ирландия?
— Уэльс.
— Герьберьт?
— Геббельс.
2. Внезапные воспоминания детей о школьных уроках музыки завершились меланхоличной репликой дочери:
— А еще мы учили песню, где было зачеркнуто «Карелия» и сверху написано «Москва».

В ̶Г̶р̶е̶ц̶и̶и̶ гречке все есть.

Баффи, Баффи, это в ваших силах — Землю от вампиров уберечь.

— Овечкин в седьмой раз стал лучшим снайпером НХЛ.
— Он бы лучше на хоккее сосредоточился.

Завтрак у Тиффани, папа — стакан портвейна.

Выпускали дядю Степу — думали, что Пучдемон.

Жизнь — все-таки раздолье для конспирологов.
Фрагмент текста «Ъ-Сибирь» от 6 марта, посвященного подчеркнуто негромкому представлению нового кемеровского вице-губернатора Цивилева:
««Тулеева очень разозлила информация, что его судьба уже решена, что преемник найден и после 18 марта он уходит в отставку. По этой причине формат мероприятия изменился буквально за выходные. Полагаю, что в ближайшие две недели активность нового заместителя будет минимальной и очень малозаметной, потому что Тулеев хочет всем показать, что его еще рано списывать со счетов»,— считает политический аналитик Игорь Украинцев.»
25 марта, через неделю после выборов 18 марта, вспыхнула «Зимняя вишня».
27 марта Цивилев вышел к митингу перед обладминистрацией и сперва отметился фразой про пиар на трагедии, потом встал на колено и попросил прощения у пострадавших. Тулеев на пожар не приехал и к людям не вышел.
1 апреля Тулеев ушел в отставку, а Цивилев стал и.о.


Битва титанов (цифра справа — оценка по 10-балльной шкале)

— Видишь, написано «Pass with care», — указывает дочь. — Значит, тебе нельзя переходить, только мне можно, у меня каре.

Праздник, который всегда stab, ой.

Возвратное местоимение — часть речи, безвозвратное местоимение — часть гражданской и политической практики.

Юбилею сразу двух культовых коллективов посвящен трибьют-альбом «Ласковый Nevermind».

Больной с сильным иммунитетом вырабатывал такие мощные антитела, что окружающие аннигилировали.

Новости Телеграмным стилем:
В здоровом теле здоровый грам.

Lethal VPN.

Самолет усмехнулся вдребезги в бугорок обетованной земли — теперь в каждом свободолюбивом окне страны.


Смотри, не отвлекайся

Дальше куча фоток, в том числе из Британии
Continue reading

Новичкам здесь не место

«Журналист и писатель, лауреат премии «Большая книга» 2017 года за роман «Город Брежнев» Шамиль Идиатуллин только что вернулся из Великобритании. Там он поработал на Лондонской книжной ярмарке, провел «Тотальный диктант» в Кембридже, встретился с читателями в Лондоне, Глазго и Эдинбурге, простыл, в первое же британское утро был поднят пожарной тревогой, ложной, к счастью, и накопил массу впечатлений, некоторыми из которых делится с «Годом Литературы».»
Рассказал Страшную Правду про британский вояж.

Фото (с) Александр Гузман

«Писатели просто умеют — иногда — складывать»

«Нет никакого ящика, из которого отец Кабани вытаскивает то мясокрутку, то горючую воду. Ни там в ноосфере, ни где-то еще — в готовом виде, во всяком случае.
Есть жизнь, которая сама по себе и миллиард ящиков, и биллион котиков Шредингера. Она умеет складывать пяток банальных стекляшек в обалденную калейдоскопию, — и таких стекляшек в жизни больше пяти, в миллионы раз больше, в каждой, самой бедной на события жизни, каждый миг.
Писатели просто умеют — иногда — складывать такую калейдоскопию самостоятельно — и так, чтобы не только красивенько, но и чтобы по мозгам дало».

Опять рассказал Почти Всю Правду в почти бесконечном интервью культовому порталу «Хемингуэй позвонит».